НАША ПРАКТИКА. Защитили участника компании-банкрота от привлечения к субсидиарной ответственности (дело № А40-55134/2018)

Конкурсный управляющий компании, признанной банкротом, подал заявление о привлечении нашего клиента к субсидиарной ответственности по долгам компании на сумму более 22,5 млн рублей (как участника общества).

В рамках дела о банкротстве защитили участника компании от привлечения к субсидиарной ответственности на сумму более 22,5 млн рублей

В нашу компанию обратился коммерсант, в отношении которого было подано заявление о привлечении его как участника общества с ограниченной ответственностью, признанного банкротом, к субсидиарной ответственности на сумму 22 598 514 рублей 09 коп. (как «лицо, контролирующее должника»). Изучив представленные документы, а также получив объяснения от клиента, мы сделали вывод, что оснований для привлечения его к субсидиарной ответственности в данном случае не имеется. Было необходимо в письменном отзыве донести нашу позицию до суда: с правовым обоснованием, убедительной мотивировкой и опорой на судебную практику.

Когда участник Общества может быть привлечен к субсидиарной ответственности по долгам компании-банкрота

Законом о банкротстве урегулированы вопросы возложения субсидиарной ответственности на контролирующих должника лиц. Такая ответственность возлагается, когда становится невозможным полное погашение требований кредиторов вследствие действий и (или) бездействия контролирующих лиц. Чаще всего это происходит, когда вред имущественным правам кредиторов возник вследствие совершения или одобрения сделки таким контролирующим лицом. Законом предусмотрены и иные основания.

Почему мы полагали, что участник общества с долей 70 % в данном случае не должен быть привлечен к ответственности

Анализ обстоятельств дела показал, что наш клиент вышел из числа участников Общества незадолго до того момента, когда возникли первые признаки неплатежеспособности организации. То есть к моменту банкротства он уже не имел отношения к компании. Это важное обстоятельство было доведено до сведения суда. Долги компании, которые привели к банкротству, возникли спустя некоторое время после выхода нашего доверителя из числа участников. Более того, в период, когда наш клиент являлся участником Общества, еще даже не были заключены сами договоры, из нарушения которых впоследствии возникнет критическая задолженность (банкротство).

Во-вторых, мы провели подробный анализ всех операций по счетам Общества за трехлетний период. Операций, вину за которые конкурсный управляющий пытался возложить на нашего клиента, было 178. Шестьдесят три из них касались выводу денежных средств на счет аффилированной компании; семьдесят три операции касались выплате заработной платы директору; сорок две операции касались возвратов нескольких займов. Мы получили подробную информацию по всем платежам в банке (детальная выписка по счету и платежные поручения).

Оказалось, что первая группа операций по выводу денег на счета аффилированного лица производилась сразу после того, как наш доверитель вышел из числа участников общества. То есть они не могли быть поставлены в вину нашему клиенту.

Вторая группа операций по выплате зарплаты директору большей частью также осуществлялась после его выхода из числа участников. Но главное – это была зарплата ниже рыночной, установленная много лет назад трудовым договором. Рассматривать ее как необоснованную оснований не было. Следовательно, и эти операции не могли быть поставлены в вину нашему доверителю.
Наконец, третья группа операций по выплате займов была также абсолютно законной. Выписка со счета показала, что займы носили реальный характер, поступали на счет должника, расходовались им на хозяйственные нужды компании. Условия договоров займа соответствовали рыночным. Следовательно, по наступлению срока возврата, долг подлежал уплате. Указанные операции представляли собой именно надлежащие выплаты в счет возврата по указанным займам.

Примечательно, что конкурсный управляющий в рамках дела о банкротстве не оспаривал ни выплату зарплаты, ни спорные займы.
В-третьих, мы обратили внимание суда на следующие обстоятельства:
• Конкурсным управляющим не было доказано, что вышеназванными сделками Обществу причинен ущерб, а также не доказана причинно-следственная связь между сделками и последствиями в виде неплатежеспособности должника.
• Не доказана вина нашего клиента в причинении вреда Обществу или его кредиторам. Не усматривается и какая-либо его выгода.
• Указанные сделки осуществлялись без одобрения их нашим клиентом. Данные сделки совершались непосредственно директором Общества.
• Наш клиент никогда не занимал должность единоличного исполнительного органа или главного бухгалтера / бухгалтера компании, на него никогда не возлагались обязанности по ведению бухгалтерского учета и хранения документов бухучета организации.

Арбитражный суд согласился с нашими доводами и отказал конкурсному управляющему в удовлетворении его требований к нашему доверителю. Суд указал, что основания для возложения субсидиарной ответственности в деле отсутствуют. Тем самым, мы не только уберегли клиента от взыскания с него свыше 22,5 млн рублей, но и сохранили его доброе имя и деловую репутацию как честного и порядочного бизнесмена.

В настоящее время судебная практика идет по пути увеличения случаев привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Однако это не значит, что они всегда подлежат ответственности. Важно установить фактические обстоятельства каждого отдельно взятого банкротства и предоставить надлежащие доказательства суду. В противном случае, это грозит привлечением директора и участников компании-банкрота к материальной ответственности за долги обанкротившейся организации.
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от {{product.formated_min_price}}