НАША ПРАКТИКА. В полном объеме взыскали убытки с банка (дело № А40-239469/19)

Неустановленное лицо предъявило в Райффайзенбанк от имени нашего клиента поддельные платежные поручения, по которым со счета были списаны денежные средства в размере более 8 млн. Банк принял документы к исполнению и совершил операцию. Когда подлог вскрылся, банк отказался возмещать убытки, заявив, что предпринял все возможные меры по проверке платежных поручений и не усматривает в случившемся своей вины.

Взыскали с АО «Райффайзенбанк» более 8 миллионов рублей убытков, вызванных ненадлежащим исполнением банком своих обязательств по договору банковского счета (дело № А40-239469/19)

В один из пятничных дней минувшего лета от главного бухгалтера нашего клиента (организация работает в сфере high-tech) поступил срочный звонок. Она пояснила, что только что увидела, как банк списал с расчетного счета организации значительную денежную сумму. При этом, никаких платежей они не совершали. Сотрудники банка по телефону ей заявили, что «от вашей организации приходил человек по доверенности с платежными поручениями на бумажном носителе». Поэтому ни отменять операции, ни возвращать деньги банк не стал.

К сожалению, такие случаи в банковском секторе не редкость. Злоумышленник предоставил в банк поддельные документы, а сотрудники банка проявили халатность и должным образом не проверили представленные документы.
Мы понимали, что действовать нужно быстро. Работать предстояло не только по линии урегулирования спора с банком, но и в рамках уголовно-правового поля.

Два направления деятельности

Во-первых, мы сразу связались с банком и потребовали предоставить сведения по лицу, которое предоставило в банк платежные документы: представленную доверенность и спорные платежные поручения, а также выдать заверенную выписку по счету. Мы попросили сохранить записи с камер наблюдения в банке для идентификации злоумышленника.

Банк предоставил нам копию доверенности на некоего М. и цветные копии трех платежных поручений, по которым были проведены операции. Стоило ли удивляться, что даже визуально подпись директора и печать организации, нанесенные на них, значительно отличались от настоящих, образцы которых имелись в «Банковской карточке клиента». Конечно, никакой М. нам не был известен. Платежи ушли в пользу некоего ООО «Адамас», также нам не известному (как оказалось, это была фирма-однодневка).

После этого в банк была направлена претензия с требованием возместить нашему клиенту убытки, причиненные тем, что банк совершил операцию по распоряжению неуполномоченного лица. По нашему убеждению, банк обязан полностью вернуть клиенту все списанные денежные средства и уплатить на них проценты по день фактического возврата, что прямо предусмотрено нормами Гражданского кодекса.

Во-вторых, мы немедленно обратились с заявлением о преступлении по факту совершения мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) с требованием о возбуждении уголовного дела и изобличения злоумышленников. В дальнейшем мы оказывали полное содействие правоохранительным органам в рамках расследования дела.

Как и следовало ожидать, банк не стал признавать свою вину. На нашу претензию поступил довольно формальный ответ о том, что банк произвел спорные операции, руководствуясь нормами ГК и банковскими правилами. Поэтому мы обратились в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением о взыскании с банка убытков и процентов. Иск был принят к производству, возбуждено арбитражное дело № А40-239469/19.

Позиция сторон

Наша позиция строилась на следующих основных доводах:
1) Совершение банковских операций по счету возможно только по распоряжению клиента (уполномоченного лица). Без такого распоряжения действия банка являются незаконными. В этом случае банк отвечает за убытки, возникшие ненадлежащим исполнением договора банковского счета.
2) Банк как субъект профессиональной деятельности несет риск совершения операций неуполномоченными лицами даже и в том случае, когда установить факт подделки было затруднительно / невозможно. Об этом свидетельствует и вся судебная практика, в том числе, руководящие разъяснения высших судебных инстанций.
3) Сотрудники банка проявили грубую халатность, даже не перепроверив полномочия заявителя, не сверив печати и подписи, не связавшись с главным бухгалтером или директором общества, не запросив дополнительного подтверждения, нотариальной доверенности и т.д.
4) Операции подпадали под критерий «сомнительных», установленный Центральным Банком РФ (известный приказ ЦБ № ОД-2525). Более того, со стороны банка усматривались нарушения законодательства о противодействии легализации денежных средств, полученных преступным путем.
Со своей стороны, мы были готовы на проведение судебной почерковедческой и технической экспертиз (для подтверждения факта подделки подписи и оттиска печати общества).
Суду была представлена актуальная судебная практика, подтверждающая нашу позицию, а также дополнительные письменные пояснения по всем вопросам, возникшим в первом судебном заседании.

Банк был категорически против экспертизы. Их позиция сводилась к тому, что они предприняли все возможные меры по проверке действительности распоряжения клиента на осуществление операций по счету. Как заявил представитель банка в суде, они не эксперты и досконально изучать документы не могут. Получалось, что они не хотели отвечать за те действия, которые осуществляли как профессиональный субъект на основании лицензии ЦБ. Более того, банк неоднократно в суде заявлял, что на документах проставлены настоящие подпись директора и печать организации. Правда, доказательств этому они не предоставляли, хотя, имея на руках все оригиналы, могли заказать даже внесудебную экспертизу.

Суд заслушал позицию сторон, внимательно изучил доводы представителей, а также представленные в дело документы. Особое внимание было уделено тем действиям, которые предпринял банк при проверке платежных поручений. Представителю банка нами были заданы уточняющие вопросы, на часть из которых банк ответить не смог, а частично – и не захотел. Было очевидно, что надлежащие и доступные банку меры по проверке полномочий и действительности распоряжения плательщика не выполнялись.
Решением Арбитражного суда города Москвы наши исковые требования были удовлетворены в полном объеме. Суд взыскал с банка убытки, понесенные нашим клиентом, и начислил проценты на сумму убытков. Более того, по нашему требованию начисление процентов будет продолжаться до момента фактической уплаты банком денег нашему клиенту.

В нашей практике мы нередко сталкиваемся со случаями, когда банки нарушают права своих клиентов. Чаще всего это происходит в форме начисления повышенных комиссий по операциям по счету, отказе в совершении некоторых операций, необоснованному затребованию дополнительных документов. В целом, банк никогда не признает свою неправоту, поэтому чаще всего защищать права клиентов приходится в судебном порядке. Большой накопленный опыт и высокая квалификация наших юристов помогают нам регулярно добиваться только положительных решений по спорам с кредитными организациями.
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от