Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от

Конституционный Суд РФ подтвердил законность назначения административных штрафов за просрочку муниципального или государственного контракта

Конституционный Суд РФ проверил конституционность части 7 статьи 7.32 КоАП РФ по жалобе компании - поставщика и разъяснил, что назначение штрафов по указанной статье за просрочку контракта не нарушает прав и интересов юридических лиц
Подготовлено специалистами ЦПО групп
21.05.2021
Компания заключила с администрацией района муниципальный контракт на поставку запчастей к дизель-генератору сельской электростанции, однако не выполнила условия контракта и не поставила товар в десятидневный срок, предусмотренный контрактом. За допущенную просрочку компания заплатила пени.

Впоследствии прокуратурой района в отношении компании было возбуждено дело об административном правонарушении по части 7 статьи 32 КоАП РФ. Указанная статья предусматривает ответственность за действия (бездействие), которые повлекли неисполнение обязательств, предусмотренных контрактом на поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для нужд заказчиков, с причинением существенного вреда охраняемым законом интересам общества и государства.

Принимая решение о привлечении компании к административной ответственности, прокуратура исходила из того, что несвоевременное исполнение контракта повлекло существенный вред интересам общества. Просрочка поставки запчастей составила более трех месяцев. Все это время жители сельского поселения были лишены бесперебойного энергоснабжения, кроме того, из-за сбоев в подаче электричества был нарушен режим работы предприятий и учреждений.
Дело об административном правонарушении было передано на рассмотрение мировому судье, который признал компанию виновной и назначил штраф в размере более 2 млн рублей. Компания попыталась обжаловать штраф, однако суды не нашли оснований для отмены первоначального решения. 

Впоследствии компания обратилась в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение своих прав частью 7 статьи 32 КоАП РФ. По мнению поставщика, эта норма противоречит Конституции РФ, поскольку допускает расширительное толкование и позволяет привлекать к административной ответственности не только за неисполнение предусмотренных контрактом обязательств, но и за просрочку исполнения таких обязательств. В рассматриваемой ситуации контракт был исполнен, хотя и с опозданием, а значит, по мнению компании, отсутствуют и основания для штрафа.

В результате рассмотрения дела Конституционный суд РФ пришел к следующим выводам:
    • частью 7 статьи 32 КоАП РФ предусмотрена ответственность не за неисполнение контракта поставщиком, а за действия или бездействия, повлекшие неисполнение обязательств. Ответственность наступает, если контракт не был исполнен в соответствии с его условиями, и это причинило существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства. К таким действиям (бездействию) относится, в том числе, просрочка исполнения контракта;
    • в каждой конкретной ситуации необходимо устанавливать, был ли причинен реальный вред обществу и государству. Также нужно установить причинно - следственную связь между действиями (бездействием) и наступлением вреда. При этом вред может выражаться как в материальном ущербе, так и в нарушении нормальной работы органов госвласти и МСУ, как и произошло в рассматриваемой ситуации;
    • тот факт, что законодатель не разграничил, был ли вред причинен неисполнением обязательств по контракту, или их ненадлежащим исполнением, включая просрочку исполнения, объясняется тем, что последняя, как и неисполнение обязательств, является противоправной и может повлечь наступление указанных в части 7 статьи 32 КоАП РФ общественно опасных последствий;
    • часть 7 статьи 32 КоАП РФ стимулирует стороны контракта к исполнению контрактных обязательств и не может расцениваться как нарушающая конституционные права и свободы предпринимателей.
    Конституционный Суд РФ разъяснил, что Гражданский кодекс РФ и законодательство о контрактной системе разделяют просрочку и неисполнение обязательств с целью установления для них разных санкций. За просрочку начисляется пени, а за неисполнение обязательства штраф. При этом если вред был причинен не только сторонам контракта, но и иным лицам (в рассматриваемом случае – жителям сельского поселения и органам МСУ) устанавливается административная ответственность, которая имеет самостоятельное юридическое значение. Отметим, что аналогичного подхода придерживается Федеральная антимонопольная служба, которая считает неисполнением обязательств, в том числе, и просрочку исполнения контракта. В частности, такая позиция высказывалась в письме ФАС России от 22.03.2018 № РП/19241/18 «О применении ч. 7 ст. 7.32 КоАП РФ».

    Таким образом, Конституционный Суд РФ подтвердил правомерность привлечения к административной ответственности за просрочку исполнения муниципального контракта по части 7 статьи 7.32 КоАП РФ и указал, что в правоприменительной практике необходимо обеспечивать применение указанной нормы в соответствии с ее конституционным содержанием.

    Рекомендуем предпринимателям, осуществляющим деятельность в сфере исполнения государственных и муниципальных контрактов, учитывать вышеуказанные разъяснения Конституционного Суда РФ и позицию ФАС России при исполнении контрактов.

    Ссылка на Постановление Конституционного Суда РФ от 18.03.2021:
    http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202103240032