Может ли коронавирус стать форс-мажорным обстоятельством при исполнении лицензионного договора и договора франшизы?

В каких случаях к заключенному лицензионному договору и договору франшизы можно применить нормы о форс-мажоре по случаю распространения коронавируса в России и каким образом это необходимо сделать?
В последние недели пандемия нового коронавируса COVID-19 стала серьезной проблемой для всех отраслей бизнеса не только в России, но и во всем мире. Предприятия малого и среднего бизнеса в сфере консалтинга преимущественно переходят на удаленный режим работы ,а в сфере обслуживания и общепита - закрываются на неопределенный срок.

В особую группу риска попали те субъекты предпринимательства, которые работали по договорам коммерческой концессии (франшиза), либо по лицензионным договорам с правообладателями товарных знаков. 

Особая сложность ситуации объясняется тем, что данным субъектам предпринимательства, помимо классических затрат на приобретение товаров, выплату зарплат работникам, уплату налогов, приходится нести затраты на оплату франшиз или выплату роялти по лицензионному договору. 

Исходя из этого, у таких субъектов малого и среднего бизнеса возникает вопрос: в каких случаях к заключенному лицензионному договору и договору франшизы можно применить нормы о форс-мажоре по случаю распространения коронавируса в России и каким образом это необходимо сделать?

Что такое лицензионный договор?

Для начала необходимо уточнить, что представляют из себя договор франшизы и лицензионный договор. Если выражаться простым языком, то лицензионный договор представляет собой договор, в соответствии с которым одна сторона (лицензиар/правообладатель товарного знака) предоставляет другой стороне (лицензиату) право использовать товарный знак определенным способом на заранее оговоренной территории, при этом по лицензионному договору может предоставляться исключительное право использования любого результата интеллектуальной деятельности за исключением предоставления права на коллективный товарный знак, фирменное наименование, наименование мест происхождения товара (НМПТ), коммерческое обозначение и в иных, предусмотренных ГК РФ случаях.

Договор франшизы представляет из себя договор, в соответствии с которым одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) комплекс исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя.

Вышеуказанные отличия договоров во многом объясняют и разницу в затратах, которые субъекты бизнеса вынуждены нести. Чаще всего расходы на исполнение договора франшизы на порядок выше, чем у лицензионного договора. Однако, несмотря на имеющиеся различия в конструкции данных договоров применение положений о форс-мажоре является общим для данных договоров.

Про форс-мажор

Теперь необходимо определить, какими признаками обладает форс-мажор и в каких случаях его можно применить для вышеуказанных договоров.

Ст. 401 Гражданского кодекса РФ устанавливает ответственность за неисполнение и исполнение обязательства ненадлежащим образом. Однако, п. 3 данной статьи устанавливает случаи, при которых стороны не несут ответственности за неисполнение обязательства.
Пункт 3 ст. 401 ГК РФ

Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Является ли в таком случае коронавирус форс-мажорным обстоятельством? Исходя из определения, указанного выше, а также положений п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" у форс-мажора существует два основных признака – это чрезвычайность и непредотвратимость. Так, под чрезвычайностью понимается исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях.
Пример:
  1. Распространение коронавирусной инфекции может быть чрезвычайным, поскольку за последние годы мир еще не сталкивался с пандемиями подобного рода с очень высокой скоростью распространения, способной на длительное время стать причиной остановки всех отраслей бизнеса.
  2. Масштабное наводнение не является чрезвычайным в тех районах, где наводнения происходят ежегодно и являются обыденностью для местных предпринимателей.
Под непредотвратимостью понимается ситуация, при которой любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.
Пример:
  1. Потерь от распространение коронавируса не сможет избежать ни одно предприятие, поскольку данные потери имеют повсеместный характер и зависят не только от распространения коронавируса, но и от принимаемых властями запретительных мер. В таком случае негативные последствия от распространения коронавируса и принимаемых властями запретительных мер является непредотвратимыми.
  2. Потери от затопления складских помещений в регионе, где затопления являются частым явлением можно избежать, перевезя товар на склад в другом регионе. В таком случае возможный потоп не будет обладать признаком непредотвратимости.
При этом, не является форс-мажорным обстоятельством отсутствие у предпринимателя денежных средств, а также иные предпринимательские риски.
Таким образом, распространение коронавирусной инфекции можно считать обстоятельством непреодолимой силы как с точки зрения прямого указания в некоторых нормативных актах глав регионов (постановление Губернатора Московской области от 13.03.2020 № 115-ПГ, указ Мэра Москвы от 14 марта 2020 года № 20-УМ), так и с точки зрения принципов, указанных в законе.

В такой ситуации возникает вопрос: в каких случаях коронавирус может считаться форс-мажорным обстоятельством применительно к лицензионным договорам и договорам франшизы?

Здесь необходимо учитывать два фактора:

1) Каким именно способом в вышеуказанных договорах предусмотрено исполнение обязательства?
2) Какие меры по противодействию распространению коронавирусной инфекции предпринимаются со стороны государства и каким образом они ограничивают возможность надлежащего исполнения обязательства?
Стандартными условиями договора франшизы является использование интеллектуальной собственности и иных комплексов (деловая репутация, предпринимательский опыт, куда может входить, например, руководство по обустройству помещения в фирменном стиле, соблюдение свода внутрикорпоративных правил и т.д.). Довольно часто это связано с «оффлайн» бизнесом (кафе, рестораны, закусочные, кинотеатры). В таком случае, прибыль компании напрямую зависит от количества покупателей/посетителей.

При этом, лицензионный договор на использование товарного знака иногда может применяться в «онлайн» бизнесе (реклама в интернете, разработка ПО, демонстрация онлайн-курсов и т.д.). В таком случае, влияние распространения коронавируса и запретительных мер властей сводятся к минимуму, поскольку такая ситуация может не повлиять на надлежащее исполнение обязательств перед правообладателем товарного знака.

Что касается мер по противодействию распространению коронавирусной инфекции, предпринимаемых со стороны государства, то условно их можно разделить на общероссийские меры и меры, установленные в регионах. Наиболее известной мерой, распространяемой на территории РФ является объявление режима нерабочего времени в соответствии с указами Президента РФ, в некоторых регионах объявляется режим самоизоляции граждан. В таких условиях практически весь «оффлайн» бизнес прекращает свою работу и, соответственно, не может надлежащим образом исполнять условия договора франшизы или лицензионного договора.

Кроме того, введение подобных мер во многих случаях влияет и на «онлайн» бизнес из-за чего надлежащее исполнение обязательства также может оказаться невозможным из-за распространения коронавируса в РФ. В любом случае, при оценке возможности применения подобной форс-мажорной ситуации необходимо установить, каким образом распространение коронавируса влияет на исполнение каждого конкретного договора.

Пример:

  1. Стороны заключили лицензионный договор в соответствии с которым лицензиар предоставляет лицензиату право на использование товарного знака путем его указания на упаковках с игрушками с дальнейшей их реализацией. Роялти, предусмотренное договором является фиксированным и должно выплачиваться ежемесячно. В такой ситуации, невозможность выплаты роялти из-за коронавируса не является форс-мажорным обстоятельством, поскольку к таким обстоятельствам не может относиться отсутствие денежных средств у должника (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7).
  2. Стороны заключили лицензионный договор в соответствии с которым лицензиар предоставляет лицензиату право на использование видеоролика. При этом, в обязательства лицензиата перед лицензиаром входит, помимо всего прочего, организация публичного показа видеоролика на городском фестивале в определенное время. В данной ситуации, ввиду невозможности участия в подобном мероприятии, лицензиат может сослаться на форс-мажор и провести публичный показ видеоролика после снятия ограничительных мер (если договором не предусмотрены иные положения на случай возникновения форс-мажорной ситуации).
Для освобождения от ответственности в связи с форс-мажором должна обязательно присутствовать причинно-следственная связь между действием обстоятельств непреодолимой силы и невозможностью исполнения обязательств. Само по себе распространение коронавирусной инфекции не является «индульгенцией», даже в силу указания в нормативных актах (постановление Губернатора Московской области от 13.03.2020 № 115-ПГ, указ Мэра Москвы от 14 марта 2020 года № 20-УМ) на признание таких обстоятельств форс-мажором. Одним из наиболее ярких примеров, подтверждающих данный тезис является статистика Торгово-промышленной палаты РФ. Более 95% обращений бизнеса о получении заключений об обстоятельствах непреодолимой силы по внутрироссийским контрактам отклоняются из-за несоответствия форс-мажору, сообщил глава Торгово-промышленной палаты (ТПП) России Сергей Катырин ТАСС.
Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от {{product.formated_min_price}}