Допустим ли отказ от договора технологического присоединения?

27.11.2018

С вопросами, сопровождающими заключение и последующее исполнение договоров технологического присоединения потребители энергии сталкиваются ежедневно. Важное значение в защите ими своих прав играет возможность одностороннего отказа от данного договора. Но насколько возможен данный отказ с точки зрения действующего законодательства?

Проблема определения правовой природы договора технологического присоединения неоднократно вставала перед российскими судами, в том числе на уровне высших инстанций. Несмотря на значительный объем правоприменительной практики по вопросу одностороннего отказа от договора технологического присоединения, ее все еще нельзя назвать однозначной.

Если ранее судебная практика исключала возможность наличия в спорных договорных правоотношениях элементов договоров возмездного оказания услуг и подряда, определяя правовую природу договора как договора технологического присоединения, то правовая позиция Верховного суда РФ, изложенная в определении от 25.12.2017 № 305-ЭС17-11195, позволяет говорить об изменении позиции судов по этому вопросу.

Рассмотрим данный вопрос на примере двух судебных прецедентов

1. Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС РФ) от 10.07.2012 г. № 2551/12: у заказчика отсутствует право на одностороннее расторжение договора технологического присоединения

ООО обратилось в Арбитражный суд с иском к ЗАО о взыскании неосновательного обогащения в размере 18 600 000.
В качестве третьего лица к разбирательству привлечена управляющая компания (УК).

История дела

УК и ЗАО заключили договор на подключение к объекту теплоэнергетики. Договор предусматривал обязанность УК получить у ЗАО технические условия (ТУ) на подключение своих электро- и теплосетей к МиниТЭС, а также выполнить мероприятия по созданию сетей, оплатить подключение, в последующем заключить договоры на тепло- и энергоснабжение с ЗАО на условиях, определенных договором. ЗАО обязалось подключить сети УК к МиниТЭС, заключить договоры снабжения электрической и тепловой энергией с УК.

В договоре стороны закрепили условие о том, что он не может быть расторгнут в одностороннем порядке. Также было определено, что частичная или полная передача прав и обязанностей по договору третьим лицам одной стороной, возможна только с согласия другой стороны. После подписания договора УК перевела на счет ЗАО аванс.

Через некоторое время УК направила ЗАО извещение об отказе от исполнения договора на основании пункта 1 статьи 782 ГК РФ. В ответ ЗАО направило возражения.

Впоследствии УК заключила договор уступки права требования с ООО, в силу которого к ООО перешли все права и обязанности УК из договора на технологическое присоединение, в том числе право требования возврата денежных средств в случае отказа от договора. Для возврата уплаченного аванса ООО обратилось в арбитражный суд с иском об истребовании неосновательного обогащения.

Позиции судов

Решением суда первой инстанции иск ООО был удовлетворен. Суд определил правовую природу договора технологического присоединения как договора возмездного оказания услуг и исходил из того, что право на расторжение договора имеется у УК согласно пункту 1 статьи 782 ГК РФ, а задолженность ЗАО подтверждена. Уступка права требования также правомерна, УК имела такое право на основании статьи 382 ГК РФ.

Однако апелляционная инстанция решение суда отменила и в удовлетворении иска ООО отказала по следующим основаниям. Договор, заключенный между УК и ЗАО, суд определил как смешанный, содержащий элементы как договора подряда, так и договора оказания услуг. Также судом указывалось, что в силу запрета на одностороннее расторжение, установленного в договоре, и согласно статье 450 ГК РФ обязательство сторон не прекратилось; оснований предъявления требований к ЗАО не имеется. Также суд признал договор между УК и ООО ничтожной сделкой.

Кассационная инстанция отменила решение апелляции и оставила в силе решение суда первой инстанции. Суд установил, что с момента заключения договора у УК и ЗАО возникли правоотношения по поводу возмездного оказания услуг. Следовательно, к таким договорам применяются положения главы 39 ГК РФ. Поскольку право на односторонний отказ от исполнения договора предусмотрено статьей 782 ГК РФ, оно не может ограничиваться соглашением сторон.

Далее спор был передан на рассмотрение в ВАС РФ. В решении по делу Президиум ВАС указал, что договоры на технологическое присоединение – это особая группа договоров. Поскольку соглашение между УК и ЗАО не является договором возмездного оказания услуг, правоотношения, возникшие из договора, не регулируется главой 39 ГК РФ. В соответствии с пп. «в» п. 16 Правил от 27.12.2004 № 861 в качестве единственного основания расторжения договора технологического присоединения заявителем указывается на нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения. Следовательно, сторона не вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке.

Соглашение, заключенное между УК и ООО, признано судом действительным. Однако, в силу того, что указанные обстоятельства не влияют на разрешение спора по существу постановлением ВАС РФ судебный акт апелляционной инстанции оставлен без изменения.

2. Определение Верховного Суда РФ (ВС РФ) от 25.12.2017 г. N 305-ЭС17-11195: у заказчика есть право на отказ от договора в одностороннем порядке

ООО обратилось в суд с иском к ПАО о взыскании 20 784 008 рублей неосновательного обогащения, а также более 1 000 000 рублей процентов.

История дела

ПАО и ООО заключили договор технологического присоединения, по условиям которого ПАО должно осуществить мероприятия по технологическому присоединению ООО к своим электрическим сетям, а ООО должно внести соответствующую плату за технологическое присоединение.

ООО перечислило ПАО аванс, а через несколько месяцев ПАО предложило второй стороне изменить условия договора: аннулировать ранее принятые ТУ, изменить границы балансовой принадлежности, источники питания, и договориться о новых условиях договора. В ответ на такие действия партнера ООО отказалось от исполнения договора и попросило о возврате ранее уплаченных денежных средств.

После отказа ПАО вернуть денежные средства, ООО обратилось в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими средствами.

Позиции судов

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении иска

С таким решением согласился и суд округа. Было указано, что единственным допустимым основанием для одностороннего отказа от заключенного сторонами договора является нарушение срока технологического присоединения. Истец нарушения такого срока не доказал, соответственно, и право на односторонний отказ от договора у него не возникло.

Суды установили, что договор между ООО и ПАО продолжает действовать, следовательно, отсутствуют основания для удовлетворения исковых требований. В обоснование позиции суды сослались на постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2551/12 по делу № А56-66569/2010.

Дело было передано на рассмотрение в ВС РФ, который отменил решения судов нижестоящих инстанций и указал, что их выводы ошибочны. ВС РФ разъяснил, что договор о технологическом присоединении соответствует договору о возмездном оказании услуг по всем своим существенным характеристикам. Соответственно, к правоотношениям сторон по таким типам договоров применяются нормы о договоре возмездного оказания услуг.

К такому выводу суд пришел исходя из следующего: рассматриваемый вид соглашений относится к публичным договорам. Сетевая организация при его заключении обязуется реализовать необходимые для осуществления технологического присоединения мероприятия (разработка и согласование ТУ, проектирование и обеспечение готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств и т.д.). В большинстве случаев построенные и реконструированные электросетевые объекты заказчику не передаются. Сетевые компании только создают условия для присоединения устройств заказчика к электросети сетевой организации, для предстоящей передачи заказчику электроэнергии.

В свою очередь, на заказчика возлагается обязанность внести плату по договору об осуществлении технологического присоединения с возможным условием об оплате выполнения отдельных мероприятий по технологическому присоединению. Заказчик также выполняет ТУ и разрабатывает проектную документацию.

В решении суд указал, что к договору о технологическом присоединении кроме специальных норм применимы и общие положения о договоре и обязательствах, а также положения главы 30 ГК РФ. Следовательно, заказчик имеет право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора, если исполнителю оплачены фактически понесенные им расходы. Также суд отметил, что даже если в специальных нормативных актах не предусмотрена возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора, это не означает, что у заказчика такое право отсутствует. ВС РФ решил, что истец правомерно просил вернуть ему сумму аванса за технологическое присоединение и взыскать проценты.

Таким образом, ВС РФ при толковании правовой природы договора технологического присоединения избрал позицию, полностью противоположную позиции ВАС РФ.

Полагаем, что в настоящее время суды должны придерживаться той судебной позиции, которая является более свежей. По сути, данная позиция расширяет спектр средств правовой защиты заявителей (потребителей энергии) и позволяет им более эффективно добиваться восстановления своего нарушенного права.

Товар добавлен в корзину
Оформить заказ

Смотрите также
от {{product.formated_min_price}}